В Польском доме открылась выставка рождественских открыток Халины Синявской

Top-bit


Lsm

В даугавпилсском Центре польской культуры открылась очень своевременная выставка рождественских и новогодних открыток из коллекции Галины (Халины) Синявской. Пани Халина — филокартистка с большим стажем: в ее собрании более трех тысяч открыток, из них около 300 посвящены Рождеству и Новому году.

Возможно, страсть к собирательству передалась ей по наследству: коллекционером был отец, а дядя по материнской линии в советское время владел самой большой коллекцией почтовых марок в Даугавпилсе.

— Я помню, что свою первую открытку купила в конце 40-х годов, — рассказывает пани Халина. — Попросила у мамы денег, открытка была очень красивой — на ней синий и зеленый виноград. Я хотела ее кому-то послать, но от волнения написала свой адрес… Сама ее и получила…

А дальше она открытки не покупала. Практически все три тысячи — это поздравления с разными праздниками и событиями в жизни от друзей, родственников, знакомых, бывших учеников — пани Халина много лет преподавала химию, биологию и польский язык в разных школах Латвии.

Рождественские открытки, конечно же, пробуждают воспоминания, в первую очередь, детские:

— Мои родители были верующими людьми, и главным праздником дома всегда было Рождество. Мама одевала нас с сестрой в лучшие платья, потом мы в этих платьях шли в школу уже на новогодний праздник.

Во время поста мама не разрешала в школе оставаться на танцы, мы не могли ослушаться, но и правду учителям не могли сказать. Просто тихо уходили.

Учителя, безусловно, догадывались, в чем дело.

Еще я хорошо помню, как папа на Рождество украшал елку. Он особым способом натягивал вату и получался такой снежок. Шишки он красил серебряной краской. Папа вообще был такой … художник. Стеклянные игрушки тоже на елке были, у меня до сих пор сохранилось несколько шаров конца 40-х годов. Однажды к нам из Риги приехала тетя и привезла мне и сестре удивительные игрушки: сестре — балерину, мне же … курицу. Мне как-то обидно стало, сестра на три года старше, я уже привыкла за ней платья донашивать и не обижалась, а вот тут обиделась… Но моя курица так вертелась на одной ноге, не хуже балерины. Это было, как бы сейчас сказали, очень круто…

С Богом у пани Халины непростые отношения.

 Когда поступила в педагогический институт, то решила для себя — Бога нет. Нельзя врать ученикам: говорить им одно, самой думать другое. Потом поняла: Бог есть, и он тихо находится рядом. Сейчас с Богом гармоничные отношения.

— Я счастливая бабушка —

у меня пять внуков, все в Латвии и все на Рождество приезжают

(две внучки пришли и на открытие выставки в Польском доме — Л.В.). Они наряжают обязательно живую елку, я тоже в этот процесс иногда вмешиваюсь. И обязательно готовлю рыбу, разные виды, внукам очень нравится, у каждого есть свое любимое рыбное блюдо. Иногда еще салатик делаю. Но салатиков раньше не было, рыба же была всегда, — говорит пани Халина.

Рассматривать старые открытки — это почти интимное удовольствие. Те, кто постарше, вспоминают молодость и умиляются, глядя, например, на олимпийского мишку с новогодней елкой в лапах. Для юных же посетителей выставки (ими всегда бывают ученики Даугавпилсской Государственной польской гимназии имени Ю. Пилсудского) бумажные открытки — окно в другой мир. Надо же, писали от руки, и так много, и отправляли, и читали, и ждали значительно дольше, чем SMS…

На прощание я не была оригинальной и попросила пани Халину пожелать всем что-нибудь на Рождество. Ну, и про столетие Латвии спросила.

— Я желаю всем быть человечными, понимать друг друга, любить и доверять.

Столетие Латвии для меня — тоже очень важный праздник, я его ждала

 и рада, что здоровье позволило мне посетить праздничные мероприятия. Никого не хочу ругать: больше всех всегда ругаются те, кто сами ничего не делают. Трудно сейчас подбирается правительство — не пришли еще достойные люди… Или не захотели прийти, — ответствовала Халина Синявская.

Выставка в Центре польской культуры открыта до 8 января 2019 года.

Еще пани Халина с юности увлеклась изучением эсперанто, и друзья-эсперантисты появились у нее в Польше, Болгарии, Вьетнаме, Китае и т. д., не говоря уже о разных республиках Советского Союза. Открытки писались вовсю.

— Я как-то собиралась сжечь часть коллекции. Где всё это хранить, возраст мой сами видите, и здоровье иногда подводит. Но потом я подумала: в каждой открытке слова, написанные от сердца… И не смогла я ничего выбросить или сжечь, — пояснила пани Халина.

LSM

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.