Латвию будут грабить новые лжецы и воры

Top-bit

У людей, которым сейчас 20-30 лет, нет долгой исторической памяти, пишет Марис Краутманис в Neatkarīgā Rīta Avīze. А если бы она была, они бы помнили, что все это уже было. Что на каждых выборах Сейма повторяется одно и то же. Приходят и уходят политические группировки, которые объявляют себя «новыми, честными и профессиональными», клянутся сорвать маски со старой элиты и вернуть солнце на латвийские небеса.



В свое время Демократическая партия «Саймниекс» пришла во власть с резкой критикой «Латвияс цельш». Андрис Шкеле явился спасать страну, которую якобы довели до банкротства три коррумпированные партии. Айнар Шлесерс пришел в политику, ругая старых клептократов. «Марсианин» Эйнарс Репше свою историю построил на костях старых, коррумпированных политиков. Валдис Затлерс был вообще самой распрекрасной, самой новой силой.

Эта вечная юность и декларирование нетронутой невинности всегда были с привкусом мошенничества, обещаний, которым никто не верит, но тут ничего не поделаешь. Это как прилив и отлив в море. Правящие устают, дискредитируют себя, но свято место пусто не бывает — приходят другие, которые отталкивают слабых от кормушки, а сами всеми лапами забираются в нее и едят.

К сожалению, в отличие от демократий Западной Европы, в Латвии слабо работает смена кадров в традиционных партиях. У нас принято не мыть детей, а делать новых, пишет автор, намекая на то, что в Латвии политической силе трудно очиститься и перемениться к лучшему. Легче все сломать и теми же лицами вступить во вновь созданную партию.

Беда в том, что это дежавю со временем все печальнее — каждый новый политический поход вороватее, циничнее, лживее, с более пустым содержанием, еще более серый в кадровом плане, чем предыдущий. Заранее известно, что новые «срыватели масок» и «обещатели» ничего нового не построят, а будут воровать и уродовать законы еще хуже предшественников.

Иногда приход «светлых сил» возникает в настолько неудачный момент, что латвийской экономике наносится серьезный ущерб. Например, появление политпроекта Затлерса разрушило закупку новых железнодорожных вагонов. Поэтому у эстонцев уже давно бегают по рельсам современные пассажирские вагоны, а у нас их нет — новые политики разрушали все, что строил и делал Шлесерс. Были подозрения, что на этой закупке шлесеристы что-то сунут себе в карман. Затлеристы тоже хотели погреть руки. В итоге закупка сорвалась. Ни себе, ни людям.

Далее Краутманис отмечает интересную закономерность. Если раньше новые политические силы ловили себе электорат среди пожилых, то сейчас политиканы повернулись к молодежи — акцент в предвыборной агитации делается в Facebook и Twitter. Разоблачения и псевдоразоблачения идут в одной упряжке, и ничего уже понять нельзя. Политическая мимикрия невероятна — персонажи, побывавшие в трех-четырех партиях, седые или лысые, выдают себя за молодых. Раньше был актуален лозунг «Спаси страну, спрячь бабушкин паспорт!», теперь в день выборов придется прятать паспорт внука, который порывается голосовать за клоунов.

Но самые клоунские из клоунов даже не KPV LV, они — меньшее зло, продолжает автор. Есть партия, которая называет себя Новой консервативной партией (НКП), но в ней нет ни крупинки консервативной политики в классическом ее понимании. Идеология НКП скорее маоистская. Это не реформы, а нечто подобное китайской культурной революции, когда старые работники госуправления были сняты с должностей и отправлены на неквалифицированные работы на полях. В программе партии — обещание снизить аппарат на 30%. Это означает уволить примерно 75 тысяч человек, которые занимаются теплоснабжением, ремонтом улиц, водой, канализацией, транспортом, безопасностью, образованием, сбором налогов и социальными вопросами.

Видя в рекламных клипах этой партии выпученные глаза Яниса Борданса, Юты Стрике и Юриса Юрашса, возникает ощущение, что политики уже сами верят в то, что говорят, пишет Краутманис.

Поколение, которое родилось уже в независимой Латвии, не испытало на себе советской власти, и пока неопытно, потому ими легко манипулировать. Но на это поколение есть надежда. Должно пройти еще немного времени, им надо еще пожить, подрасти, самим разочароваться и после этого внести коррективы в выбор своих представителей, самим прийти в политику и госуправление.

В конце концов, все кончается хорошо. Будет хорошо и Латвии. После 6 октября этого года хорошо еще не настанет, но перспектива есть.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.