Латыш: нет русских — нет проблем?

Top-bit

Главным политическим козырем большей части нашего Сейма стал, вернее, не переставал быть принцип, который, немного перефразировав «отца народов» Сталина, можно сформулировать так: «Нет русского — нет проблемы», пишет латышский журналист Викторс Авотиньш в NRA, приводит перевод Freecity.



«Мне этот принцип противен, потому что я хочу видеть в Латвии качественное гражданское общества, а не осознанно и долго поддерживаемый на официальном уровне его двухобщинный суррогат», — пишет Авотиньш.

«Мне не нравится и то, что основным ресурсом для реализации этого принципа, который большинство Сейма все же не рискует открыто объявить, становится мой родной — латышский — язык. То, что его здесь знать надо, для меня само собой разумеющаяся вещь. Но, похоже, что его могут использовать как директивный политический инструмент и в частном секторе.

Я считаю, что все то, чего собираются добиваться при помощи поправок в официальных документах об образовании, можно было (как минимум в госсекторе) добиться уже давно (!) разумной, содержательной и адекватной политикой интеграции. Ею же можно было добиться общего (!) толерантного отношения нацменьшинств к Латвии и латышам. Я в этом уверен, потому что регулярно участвую и буду участвовать в собраниях самых разных русских общественных организаций, и у меня нет повода утверждать, что тут разыгрывается исключительно «карта Кремля».

Например, я помню обширную, посвященную в том числе языку обучения, конференцию русских организаций в сентябре 2013 года, где в ходе горячей полемики русская молодежь упрекала старших товарищей за то, что они навязывают молодежи «этническую карту», с которой те в своей среде не сталкиваются.

После этого я спрашивал у знакомой латвийской молодежи: какие у вас отношения с русскими? Они говорили: без предрассудков. Мне кажется, что с того времени этот настрой молодежи (латышской, русской, …) стал только стабильнее. И это не из-за инфантилизма молодых людей, наоборот, это принципиальная, обдуманная оценка политиков и нас — старшего поколения. Я в этом убедился на личном опыте.
Тогда какого черта государство пытается разыграть эту «этническую карту» еще и в частном пространстве, где, на мой взгляд, ситуацию должен определять личный свободный выбор людей, разумеется, в рамках закона? Комплексы неполноценности — теперь власть у нас, сделаем с русскими, что захотим?
Комплексы, которые подкрепляются тем, что мы не можем остановить отъезд из Латвии ее народа, не можем дать гарантии дальнейшего существования Латвии и латышей? Но директивным расширением территории официального использования латышского языка, да еще и такими провокационными средствами, даже в госсекторе нельзя добиться стабильного уважения ни к латышскому языку, ни к Латвийскому государству.

К тому же я уже слышал, что для какого-то хорошего (нерусского) вуза ищутся возможности сохранить свой язык. То есть в очередной раз двойные стандарты? И как тогда будет с теми учебными учреждениями, которые захотят тут зарегистрироваться как иностранные предприятия. Не важно, немецкие, французские или российские… Будет просто смешно, если эти ограничения частного сектора будут отнесены и на такие школы. Уже не раз повторяли напоминание властям: образование — очень ценный экспортный товар. Я добавлю — особенно для Латвии.

Но если говорить о «цели», то думаю, что «русская проблема» большинству партий Сейма до сих пор кажется почти «спасением», которое прикроет политическое и хозяйственное бессилие и зависимость этих партий.
Что может быть лучше для сохранения власти, чем двухобщинное общество, тем более стареющее? Не нужны никакие быстрые, прогрессивные, современные шаги. Хватит того, что «правильные» лидеры укажут на «неправильных», как обычно, попугают Кремлем, чтобы желаемое кресло вновь оказалось под задом.
Без какого-либо подтверждения своей способности работать на благо государства. Это означает, что мы так будем поддерживать двухобщинное общество еще десятки лет.

И еще, в каком-то исследовании выясниили, что последний русский в Латвии исчезнет через 52 года. Хорошо. Но выяснял ли кто-нибудь, каким будет социально-этнический пейзаж Латвии через 52 года? Достаточно ли рассмотрены демография, эмиграция, необходимость интенсивно ассимилировать большое число новых мигрантов (нерусских), которые могут появиться либо из-за установленных ЕС «квот распределения», либо как необходимая народному хозяйству рабочая сила, связанные с этим риски? Мне хочется ясно и четко видеть, что латвийские политики собираются противопоставить этим рискам. Только игру на старой «этнической карте»? Нет русского — нет проблемы? Какой контекст выгоднее для устойчивого и достойного Латвийского государства? Это я хочу знать."

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.