Латышский избиратель может не понять, если партия — за русских

Top-bit

Конституционный суд Латвии (КС) проверит на соответствие Конституции поправки к закону об образовании, предусматривающие через год полный перевод обучения школьников на латышский язык.



Судебное разбирательство начала социал-демократическая партия «Согласие», которая заявила, что поправки противоречат статьям 1, 91, 112 и 114 Конституции, а также международным обязательствам Латвии.

Надо заметить, что это не первая попытка: коллегия судей КС еще в мае рассматривала заявление бывшего депутата Сейма от «Согласия», ныне лидера «Партии действия» Игоря Мельникова, касающееся этих же статей. Но тогда Мельников получил от латвийской Фемиды от ворот поворот: КС решил крепко не заморачиваться, отписав, что данные статьи Конституции совсем даже не противоречат этой самой Конституции, а за образование меньшинств Латвии на родном языке пусть болит голова у европейцев, которые «понапридумывали» какие-то там конвенции и нормы.

Изумившись ответу и прикинув, что главная латвийская инстанция пройдена, «Партия действия» накатала жалобу в Страсбург и на поправки к новому закону, и на сам Конституционный суд, который своим решением пусть формально, но представляет Латвию в глазах мирового сообщества как нецивилизованное европейское государство! Такой вот интересный поворот.

Но на политическом олимпе есть еще и третья сила — Русский союз Латвии (РСЛ), который не просто в теме, а, строго говоря, родоначальник протестного движения, отстаивающий права русских во всех областях еще с начала 2000-х годов. Он же, РСЛ, — прямой конкурент «Согласия» на октябрьских выборах в Сейм, и партии эти, мягко говоря, не дружат.

КС поручил Сейму до 25 сентября 2018 года представить письменный ответ с изложением фактических обстоятельств дела и юридическим обоснованием, срок же рассмотрения дела — аж 25 декабря 2018 года. Выборы — в начале октября. А это засада: начни смаковать этот вопрос, хвалить себя, что удалось-таки сдвинуть дело с мертвой точки, — сразу насмарку «Крым Украинский».

Наверняка суд, готовясь к рассмотрению данной жалобы, освежит в памяти и предыдущее решение КС по поводу первой реформы Карлиса Шадурскиса — того самого министра образования Латвии, который затеял ее сегодня, спустя столько лет.

Тогда, в феврале 2004 года, суд, хотя и признал реформу отвечающей Конституции, тем не менее согласился с истцами в том, что политики должны учитывать и мнение общественных организаций, представляющих интересы нацменьшинств. И, согласившись, констатировал: митинги были, в прессе и депутаты, и учителя, и родители выступали, представители самоуправлений в дискуссии участвовали — все молодцы! И если власть со всеми этими мнениями не согласна и, по сути, их игнорирует, это вовсе не означает, что она, власть, к этим мнениям не прислушивалась!

Но Латвия за эти годы сильно изменилась. Вступив в Европу, она поставила главной задачей истребление русского духа как такового.

Кстати, напомним, что недавно также был принят закон о запрещении учиться в вузах (даже частных) именно на русском языке — языке большого соседа, языке, на котором говорят три четверти страны и который является родным для трети населения Латвии. При этом парламентарии разрешили учиться на любом другом языке Евросоюза. Чего уж сказать более?

Так вот, имея задачей вытравить все русское даже ценой угрозы потери собственной идентичности, проверив за эти годы реакцию Европы, которая сама меняется на глазах и которой уж точно мало дела до Латвии, окончательно поняв, что если очень хочется, то можно, Латвия попросту узаконила двойные стандарты. Мол, в большой семье маленьким можно.

И совсем не факт, что КС сегодня вообще сочтет нужным учитывать какие-то нюансы, в том числе Рамочную конвенцию по защите прав меньшинств, которую Латвия пусть тужась, но все-таки подписала.

Роман Самарин

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.