Ненавистью к русским: Латвия перестает быть «латышской Латвией»

Top-bit

Депутат Сейма Латвии от Национального объединения Александр Кирштейнс отличился очередным антисемитским высказыванием. Официально провозглашаемые «патриоты» Прибалтийских республик были и остаются нацистами, русофобами и антисемитами.



«Казалось, с переносом „Новой волны“ Юрмала станет более европейской. А что вышло? Поразился: снова звучат мелодии, которые ближе последователям Хазарского каганата. Оказалось, там какое-то мероприятие Вайкуле. Сомневаюсь, что оно способствует наплыву состоятельных немецких и скандинавских туристов».

Так отреагировал депутат Сейма Латвии Александр Кирштейнс на поп-фестиваль «Рандеву», организованный в Юрмале латвийской певицей Лаймой Вайкуле. Для ветерана Национального объединения ВЛ/ОС-ДННЛ такое заявление даже оригинально. Однопартийцы Кирштейнса всегда видели в проводимых на Рижском взморье летних музыкальных и юмористических мероприятиях российскую «мягкую силу», под коварным влиянием которой латыши незаметно русифицируются, Латвия перестает быть «латышской Латвией», отдаляется от Европы, становится зависимой от Кремля и подвергается риску «культурной оккупации».

Ветеран латышского национализма Кирштейнс зрит дальше, а на вопросы смотрит «ширше».

В поп-фестивале Лаймы Вайкуле этот мощный старик видит не какую-то тривиальную «мягкую силу» России, а настоящий «жидомасонский заговор».

Хазарский каганат — это средневековое государство в нижнем течении Волги, официальной религией которого был иудаизм. Удачное сочетание географического положения Хазарского каганата на территории современной России и религиозных предпочтений жителей этого государства позволяет восточноевропейским националистам соединять в образе каганата две свои самые большие страсти — русофобию и антисемитизм.

У того же депутата Кирштейнса ненависть к русским плавно перетекает в ненависть к евреям, а ненависть к евреям неразрывно связана с ненавистью к русским. В начале года Кирштейнс назвал русский «языком международного сионизма». В далеких 90-х призывал давать русским не гражданство, а «в морду» и прославился фразой-эпиграфом ко всей языковой и образовательной политике Латвии: «нам не нужно, чтобы вы знали наш язык, нам нужно, чтобы вы знали свое место».

Очевидно, что человек, способный увидеть в поп-фестивале ритуалы Хазарского каганата, — больной человек. Понятно и то, чем вызвана эта болезнь: настоящая фамилия Кирштейнса — Сливкин, его родители переехали в Латвию в 1940 году, и их сын теперь вынужден истерично кричать на вопросы журналистов, что гражданство у него законное, он чистокровный латыш и «ни русским, ни жидом» не является.

Однако болезненное состояние психики одного «латентного оккупанта» выглядит незаметно на фоне общего состояния правящих латышских элит, для которых русофобия и антисемитизм — почти норма.

Национально мыслящие сподвижники Кирштейнса/Сливкина за последнее время сравнивали русских со вшами (Эдвин Шноре) и утверждали, что на разрушение Латвийского государства работают люди «очень умной еврейской национальности».

И если еще понятно, почему Шноре и Криштейнса за такие высказывания не исключают из ультраправого Национального объединения ВЛ/ОС-ДННЛ, то почему из считающегося умеренным и «национал-либеральным» «Союза зеленых и крестьян» не выгонят Сержантса, объявляющего евреев врагами государства? Возможно, потому, что Нацблок — это просто чучело-обманка для американских и европейских союзников Латвии, призванное замаскировать от них, что «умеренные» партнеры «нациков» по правящей коалиции ничем от них по взглядам принципиально не отличаются.

Если в странах Прибалтики на защиту местных «героев» — нацистов и организаторов Холокоста — бросаются не только силы официальных идеологов, но и репрессивный аппарат, то логично предположить, что преемники и потомки этих «героев» придерживаются тех же взглядов.

Генеральная прокуратура Литвы начала проверку в отношении депутата городского совета Клайпеды Вячеслава Титова за то, что тот высказался против увековечивания главаря «лесных братьев» Адольфаса Раманаускаса-Ванагаса.

«Вы действительно думаете, что стоит увековечить имя человека, по инициативе которого были убиты 8 тысяч мирных граждан и детей? Я считаю, что памяти о таких людях не место в Клайпеде», — заявил Титов и выступил против открытия мемориальной доски Раманаускасу-Ванагасу на здании Клайпедского университета. Мэр Клайпеды Витаутас Грубляускас посчитал, что этим заявлением Титов нарушил присягу депутата горсовета и заслуживает импичмента.

В прошлом году литовская генпрокуратура также начала проверку в отношении писательницы Руты Ванагайте, которая выступила против героизации «лесных братьев», заявив, что многие из них участвовали в Холокосте, а Раманаускас-Ванагас был агентом НКВД и перед расстрелом выдал чекистам своих подельников. За эти слова Ванагайте устроили настоящую травлю. Ее и членов ее семьи оскорбляли на улицах, издательство объявило об изъятии из книжных магазинов всех книг писательницы и выразило намерение их сжечь, а «отец нации» Витаутас Ландсбергис посоветовал женщине пойти в лес, покаяться и застрелиться.

Ванагайте в самом деле пришлось публично покаяться и даже уехать из страны, чтобы ее не застрелили на улице.

Между тем Ассоциация евреев Литвы давно внесла Адольфаса Раманаускаса-Ванагаса в список нацистских пособников, а героизация «лесных братьев» вызывает возмущение Израиля, который передал в Вильнюс доказательство причастности Ванагаса к Холокосту.

Если что и сдерживает власти Литвы, Латвии и Эстонии в их страстном желании возводить на пьедестал нацистских преступников, то это страх даже не перед Израилем, а перед его связями в США. Америка как участница антигитлеровской коалиции и «плавильный котел» для десятков народов все же не может смотреть на этнический национализм Восточной Европы иначе как с омерзением. Поэтому ее прибалтийские сателлиты стараются воспевать своих «героев» по-тихому, постоянно оправдываясь, как бы никто не увидел, чем они занимаются.

Но все равно не выходит.

«В 2013 году я провела семь недель в Литве. Я наняла специалиста по Холокосту, Симона Довидавичюса, директора Дома Сугихара — музея Чиуне Сугихара, который помог шести тысячам евреев бежать в Японию во время Второй мировой войны. Мы стали необычной парой, исследующей жизнь моего деда. Я показала ему все памятники моему деду; он показал мне ямы, где были погребены евреи, погибшие по вине моего дедушки. Я дала ему книгу, опубликованную Музеем геноцида, в которой говорится, что мой дедушка был героем; он дал мне книги о Холокосте, заявляя, что мой дед был злодеем», — пишет американская журналистка Сильвия Фоти, внучка члена Литовского фронта активистов Йонаса Норейки.

Американка рассказывает, как с детства слышала, что ее дед — герой борьбы за независимость Литвы, как в самой Литве в его честь называли школу, устанавливали мемориальные доски, а на захоронении останков Норейки в Вильнюсском соборе присутствовал Витаутас Ландсбергис. Вдохновленная этими почестями журналистка села писать книгу о своем деде.

После проведения собственного расследования Сильвия Фоти к своему ужасу выяснила, что ее дед был пособником гитлеровцев, организовавшим убийство тысяч евреев Шяуляйского гетто, еврейский погром в Плунге и расстрелы в Тельшяе; даже дом, в котором поселилась семья Норейки, был «отжат» у убитой еврейской семьи.

И Литовское государство скрывало все эти факты, проводя «ползучую» героизацию «генерала Ветра». Музей геноцида и сопротивления жителей Литвы, ответственный за историческую память, выпустил полную исторической лжи книгу воспоминаний соратника Норейки, в котором о Холокосте нет ни слова, а главный персонаж предстает рыцарем без страха и упрека. В честь палача установлены памятник и мемориальная доска на фасаде здания литовской Академии наук.

Сильвия Фоти признает, что попытки открыть литовцам глаза на правду о ее деде сталкиваются с огромным сопротивлением правительства Литвы.

Александр Носович

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.