Публицист: в Латвии воровать можно тем, кто мыслит по-европейски и правильно

Top-bit

Бен Латковскис в газете Neatkarīgā Rīta Avīze анализирует недавнее интервью адвоката Алдиса Гобземса и приходит к интересным, но не неожиданным выводам.



«[…]я говорю не просто об организованной преступности, а о политически организованной преступности. И корни этой политически организованной преступности идут от «Нового времени» и «Единства». — Пишет Гобземс, называя множество имен и указывая на то, что Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией, по сути, крышевало нужных и «правильных» людей, имеющих покровительство «правильной партии».

«Какие выводы можно сделать из этого интервью? — Спрашивает журналист. — Абсолютно ясно, что у так называемого политбизнеса в Латвии длинные корни и что этот бизнес стал намного утонченней, чем было раньше, в так называемые времена олигархов. Политики могут говорить, что угодно, пока стоящие за их спинами вонсовичи в элегантных пиджаках наглядно доказывают, что можно по-разному относиться к учению Карла Маркса в целом, но нельзя отрицать процитированную в «Капитале» фразу английского публициста Томаса Даннинга: «Если ожидается 10% прибыли, капитал согласен на всякое применение, при 20% он становится оживлённым, при 50% положительно готов сломать себе голову, при 100% он попирает все человеческие законы, при 300% нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы».

Гениальная инновация Яунупса или Вонсовича (ясности в авторстве пока что нет), которую очень успешно переняли их идейные последователи «Единство» и другие «прогрессивные движения», опирается на идею, что тень подозрений по поводу любого сомнительного действия тает, даже не появляется, если человек, который это делает, выступает на «правильной» стороне.

Выдает себя за очень прогрессивного человека с современным мышлением, который защищает «европейские» ценности и стоит на правильной стороне истории. В результате любая разработанная таким человеком схема (использующая «особенности» и дыры нашего законодательства) получает индульгенцию со стороны современной идеологической инкцизиции — так называемой прогрессивной (читай: соросистской) общественности.

Ясно, что решимость Гобземса говорить открыто связана с его участием в выборах, но не будем забывать, он и сам вышел из тех же кругов и был бо’льшим соросистом, чем сам Сорос. Он хорошо знает эти круги, поэтому легко разбивает лживый, но тщательно поддерживаемый в данных кругах тезис о Стрике и Юрашсе как о кристально чистых душой борцах против подлых расхитителей государства. Никакие они не борцы, просто обслуживающий персонал определенных кругов в силовых структурах. Теперь, лишившись своих регалий, они теми же старыми методами пытаются пробиться в Сейм, чтобы продолжать как привыкли — заниматься рэкетом на новом, более высоком уровне.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.