России плевать на ликвидацию русских школ в Латвии

Top-bit

В субботу 2 июня в Риге пройдет митинг в защиту русских школ в Латвии. О целях протестных мероприятий, противодействии латвийских властей и предвыборном контексте борьбы с русскими школами RuBaltic.Ru рассказал один из организаторов митинга 2 июня, член Штаба защиты русских школ, публицист Илья Козырев.



— Г‑н Козырев, кто является организатором митинга?

— Организатором является Штаб защиты русских школ. Поскольку эта организация не зарегистрирована, то каждый раз отдельные люди, члены Штаба, заявляют каждое новое мероприятие. Конкретно этот митинг заявила Татьяна Жданок — бывший депутат Европарламента, сопредседатель партии «Русский союз Латвии».

— Будущий митинг ведь уже не первая акция протеста в защиту русских школ из тех, что проходят в Латвии в последние месяцы. Какую Вы видите динамику протестных мероприятий?

— Абсолютно очевидно, что динамика положительная. По мере продвижения законопроекта, который уничтожает русское образование в Латвии, и особенно после того, как этот закон был принят и подписан президентом Латвии, количество участников митингов увеличивалось.

Пиком на сегодняшний день стала наша первомайская демонстрация, на которой был преодолен важный «психологический» рубеж в 10 тысяч участников.
Мы даже не знаем точно, сколько людей принимали участие в той демонстрации, но то, что их было больше 10 тысяч, не подлежит сомнению.

— Вы надеетесь побить первомайский рекорд численности на предстоящем митинге?

— Надеемся как минимум не уронить планку. Получится ли ее преодолеть? Посмотрим. Надеюсь, что да. Всё же каникулы, лето, выходной день.

Мы надеемся, что люди проявят сознательность и вместо дачи и пляжа выберут борьбу за своих детей.

— Ваши акции раздражают власти Латвии? Они пытаются вам противодействовать?

— Судя по их реакции, чрезвычайно сильно раздражают. После того как в конце марта было проведено «Вселатвийское родительское собрание», Полиция безопасности возбудила уголовное дело с чрезвычайно странной формулировкой: мол, под видом легального мероприятия происходила нелегальная подрывная деятельность, которая угрожает существованию, территориальной целостности и независимости Латвийской Республики.

Один из выступавших, Владимир Линдерман, был арестован — к нему была применена мера пресечения «содержание под стражей». Еще восемь организаторов и участников «Вселатвийского родительского собрания» были в разной степени привлечены к ответственности.

Кто-то находится под следствием, кому-то предъявлены обвинения, кто-то допрашивается по иным основаниям, но восемь человек так или иначе регулярно ходят на допросы.
Через две недели после того, как Владимира Линдермана приговорили к двум месяцам тюремного заключения, удалось обжаловать это решение и его выпустили. Судья более высокого ранга, судья апелляционной инстанции, просто не нашел в доводах Полиции безопасности ничего, что оправдывало бы содержание Линдермана под стражей. Совершенно очевидно, что дело против него было высосано из пальца.

Сейчас в заключении еще находится Александр Гапоненко. Двухмесячный срок его заключения истекает менее чем через месяц, и мы всерьез рассчитываем, что ему не будет продлено содержание под стражей — он тоже выйдет на свободу.

Дело против них не прекращено, оно продолжает расследоваться, но мы видим, что расследуется оно как бы «по обязанности». Возбуждено это дело было явно под воздействием каких-то политических факторов.

Но, судя по тому, в каком состоянии находится дело сейчас, мы видим, что политический заказчик потерял интерес к этому делу и Полиция безопасности ведет его больше по инерции.

Поэтому мы рассчитываем, что все эти преследования рано или поздно подойдут к концу, но не думаем, что это произойдет раньше выборов в Сейм осенью этого года. Наши политические оппоненты хотят иметь это дело в запасе, чтобы был рычаг давления на нас.

— На ближайшем митинге вы ожидаете провокаций со стороны латвийских властей? Может быть, применения силы по отношению к протестующим?

— До сих пор такое никогда не шло явно от властей. Было другое. На двух последних наших митингах появлялись странные люди — латыши с плакатами, на которых была «фейковая» цитата Карла Маркса о том, что язык страны пребывания может не знать либо оккупант, либо идиот.

На митинге в апреле такого человека просто вывели с помощью полиции. На митинге 1 мая этот человек забрался внутрь толпы, участники митинга отобрали у него плакат и полиция его вывела.

Есть основания полагать, что такие провокации частного или якобы частного порядка будут и в этот раз. Мы к этому готовимся.

— Кампания за ликвидацию образования на русском языке и кампания в защиту образования на русском языке разворачиваются в предвыборном контексте. «Латышские» партии как-то используют эту тему для мобилизации своего электората? Националистические партии, я имею в виду.

— А «латышские» партии все националистические. У нас нет других «латышских» партий. У нас из пяти «латышских» партий, которые есть в парламенте, три составляют правящую коалицию, а две вне коалиции, и все пять проголосовали за закон об уничтожении русских школ.

Более того, некоторые оппозиционные «латышские» партии выступили еще более жестко, чем правящие. Они предложили ужесточить этот закон. Так, партия Ингуны Судрабы «От сердца — Латвии» объявила, что и детские сады все нужно сделать латышскими. Это даже логично: если все школы латышские, то, чтобы подготовить русских детей к латышским школам, нужны латышские детские сады.

Следующий этап — сделать закон, по которому русские должны рожать сразу латышей: тогда не будет проблем с обучением на неродном языке ни в детских садах, ни в школах, ни в университетах.

Так что это однозначно политическая ситуация. Мы видим, как «латышские партии» соревнуются друг с другом, кто из них более креативно, более изобретательно будет притеснять русских. Очевидно, они рассчитывают на то, что такая их позиция найдет отклик в сердцах их латышского электората и электорат проголосует за эти партии.

Как вообще началась эта история? Самая номинально националистическая партия, Национальное объединение, заявила, что она хочет перевода русских школ на латышский язык обучения. Сперва реакция других партий — партнеров Нацблока по коалиции была довольно сдержанной. Но они быстро поняли, что со своей умеренностью они потеряют латышский электорат: он уйдет к Нацблоку.

Поэтому вторая коалиционная партия — Союз «зеленых» и крестьян, которому принадлежит пост премьер-министра в правительстве Латвии, — заявила: да, надо это сделать, но это надо сделать быстро, до выборов. И тогда третья партия правящей коалиции, «Единство», которой принадлежит пост министра образования, тут же заявила: да, это нужно сделать, обязательно нужно сделать быстро и у нас уже готов проект.

То есть в финале они уже наперегонки друг с другом бежали, пытаясь проявить больше усердия в деле уничтожения русского образования в Латвии.

— А если брать непарламентские партии, есть ли в Латвии общественно-политические силы, которые поддерживают защитников русских школ?

— Нам такие неизвестны. Чтобы «латышская» партия выступала за возврат обучения на русском языке в школах для русскоязычных с обучением по-латышски только на уроках латышского языка — таких вообще нет. Даже партии, которые согласились бы на сохранение действующего статус-кво, среди «латышских» партий отсутствуют. Таких партий нет, и это не случайно, потому что, как только партия такое заявит, она потеряет своего латышского избирателя.

— А среди «русских» партий?

— Крупнейшая из «русских» партий, «Согласие», номинально не поддерживает школьную реформу, и она проголосовала в парламенте против закона, который уничтожает русскоязычное образование. Но не более того. Больше она ничего предпринимать не собирается.

— Ощущаете ли вы поддержку России в деле борьбы за русские школы?

— Только со стороны отдельных симпатизирующих нам личностей и организаций. Отдельные депутаты Госдумы, отдельные общественные деятели высказывают нам свою симпатию, а больше ничего.

— То есть Россия как государство вашу борьбу не поддерживает?

— Было заявление Государственной думы о том, что происходящее в Латвии с русскими школами — это плохо и что вроде бы они будут принимать меры вплоть до санкций, но больше ничего мы об этом не слышали. О практических последствиях этих заявлений мы ничего не знаем.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.