Российский профессор объяснил, почему латыши умнее литовцев

Top-bit

«Литва напоминает человека, который одной рукой засовывает себе в рот бутерброд, а другой рукой его у себя же изо рта вынимает», — счтиает профессор СПбГУ Николай Межевич. И объяснеят почему.



Президент Латвии Раймонд Вейонис и президент Литвы Даля Грибаускайте в Юрмале.
Источник: LETA

В Санкт-Петербурге прошла конференция «Ситуация в регионе Балтийского моря после запуска Белорусской АЭС». В рамках этого мероприятия корреспондент «БИЗНЕС Сегодня» встретился с президентом Российской ассоциации прибалтийских исследований, профессором СПбГУ Николаем Межевичем и поговорил с ним о том, как может изменить ситуацию в нашем регионе введением в строй БелАЭС.

— Литва прилагает огромные усилия, чтобы окружающие страны отказались покупать энергию с Белорусской АЭС. Удастся ли Вильнюсу достигнуть желаемого?

— К одной только Латвии к настоящему моменту Литва обращалась как минимум уже трижды — на уровне президента, премьера, министра энергетики. Вильнюс призывает Ригу последовать своему примеру и заведомо исключить любую возможность закупок со строящейся близ Островца БелАЭС.

Литва в этом отношении зашла уже слишком далеко. Обычно очень редко где-то принимаются решения на законодательном уровне о том, что не надо что-либо покупать — но Вильнюс пошел именно на такой шаг. «У вас преступная электроэнергия, мы с вами работать не будем», — вот буквально на таком уровне там обосновали белорусам свое поведение.

Только паранойей можно объяснить, что Литва идет на столь жесткую конфронтацию именно с Белоруссией, ведь эти две страны очень тесно связаны на экономическом уровне. Никого не удивляет, когда США обкладывает санкциями Иран, от которого американцы ни в малейшей мере не зависят. Но как назвать действия Литвы, экономика которой в значительной степени зависит от идущего через Клайпеду белорусского транзита?! В данном случае Литва напоминает человека, который одной рукой засовывает себе в рот бутерброд, а другой рукой его у себя же изо рта вынимает.

Но вот Латвия, наоборот, всячески показывает, что столь категоричных решений принимать не намерена.

— То есть латыши оказываются умнее литовцев?

— Во всяком случае латыши четко помнят, что на берегу Балтийского моря не столь уж далеко от Клайпеды есть Вентспилс и Лиепая. Железнодорожные пути, ведущие из Республики Беларусь в Латвию, позволяют перебрасывать грузы лишь чуть дольше по времени, чем через Литву.

Поэтому латвийское руководство, заявив о политической солидарности с Литвой по вопросу БелАЭС, не торопится облекать данную риторику в какие-либо конкретные действия.

— А почему Латвии может быть интересна именно БелАЭС? Ведь есть, насколько известно, конкурирующий проект АЭС в Польше…

— Да, и у Польши, что важно, даже есть на это деньги. Существует, в частности, проект строительства атомной электростанции в Гданьске. Но… Первый раз я услышал про эту идею еще будучи молодым аспирантом. Сейчас я уже пятнадцать лет как профессор, да только воз и ныне там. Этот проект был сверстан еще под старые реакторы советского типа. Если котлован под АЭС поляки начнут рыть прямо сегодня, то запустят они ее в лучшем случае лет через десять. То есть на ближайший период польская энергетика вне игры, зато БелАЭС войдет в строй уже в скором времени.

В отсутствие закрытой в Литве Игналины, в отсутствие так и не построенной Балтийской АЭС в Калининграде белорусы оказываются единственными игроками на этом рынке. При этом чисто психологически латыши куда более готовы к сотрудничеству с белорусами, нежели с россиянами. А если рядовой потребитель в Латвии получит снижение тарифа на электричество, то даже националистически настроенная часть электората сможет простить властям сотрудничество с белорусским энергетическим сектором.

— А окажется ли правительство Латвии способно проявить разумный прагматизм?

— Голод не тетка, научит. В ближайшие годы Латвии придется выгадывать решительно на всем — особенно если учитывать, что доходы от российского транзита будут падать. РФ по естественным соображениям сейчас старается максимально перевести грузопотоки в собственные гавани.

В дальнейшем через Латвию продолжат возить разве что лес, жмых, вероятно зерно, а вот разливное море нефтепродуктов иссякнет. А тут еще по требованию США приходится наращивать военные расходы — в то время как субсидирование стран Балтии из европейских структурных фондов в связи с выходом Великобритании из ЕС будет иссякать. Дискуссия идет лишь о том, насколько уменьшится дотирование, в самом факте уже мало кто сомневается.

— Литовцы уверяют, что строящаяся в Островце АЭС небезопасна. Пишут, что уже были аварии в процессе монтажа оборудования…

— По многим вопросам в мире нет регулирующих структур. По многим, но не в сфере атомной энергетики. В мире есть такая организация, как МАГАТЭ — Международное агентство по атомной энергии. Если МАГАТЭ говорит, что все нормально, значит, так оно и есть. Мне ни разу не приходилось слышать о коррупции в МАГАТЭ, мнению этой организации реально можно доверять.

А у МАГАТЭ нет претензий к Островецкой АЭС в плане безопасности. Кстати, на той же позиции стоит и Хельсинкская комиссия, занимающаяся защитой природной среды Балтийского моря.

— Может, и Литва позже пойдет на мировую с белорусами? Грибаускайте сидит последний год, вокруг нее разворачиваются политические скандалы…

— Нет, слишком много уже наломано дров. Дело не в одной ведь Грибаускайте… Это нужно собирать парламент, отменять закон, запрещающий закупку энергии с БелАЭС, объяснять, почему он вдруг стал неправильным. А в сейме Литвы более чем достаточно людей, весьма сдержанно — мягко скажем! — относящихся к любой российской, белорусской и даже польской инициативе.

Да что там, даже с Латвией литовцы умудрились поссориться — вспомним историю с разобранным ими участком железнодорожных путей на Реньге, за который потом пришлось отвечать перед Еврокомиссией. То, что литовцы практикуют в экономико-политических отношениях с соседями — чистый трампизм. Нет, горшки с Минском Вильнюс побил надолго.

— А как обстоят дела с запланированным выходом стран Балтии из энергокольца БРЭЛЛ, соединяющего их с Россией и Белоруссией?

— Подготовка к этому началась как минимум с 2006 года — просто лишь сейчас об этом заговорили вслух. С 2013-го эта подготовка перешла в активную фазу, причем ведется она со всех сторон энергосистемы БРЭЛЛ. Россия и Белоруссия тоже выражают намерение отсоединиться от стран Балтии. Но это дело еще не скорое.

Брюссель поддержал идею об окончательном самоотключении Прибалтики от БРЭЛЛ в 2025 году. Как именно это будет происходить, пока толком никто не знает — подробное техническое обоснование отсутствует. В июне будущего года страны Прибалтики в рамках подготовки к отсоединению от БРЭЛЛ проведут в течение восемнадцати часов специальные испытания. В их ходе будет проверено, способны ли электросети Латвии, Литвы и Эстонии работать изолированно.

Понятно, что в любом случае технологические риски для энергосистем стран Балтии после отключения от БРЭЛЛ возрастут, степень надежности их функционирования уменьшится, зато расходы увеличатся — но этого шага, по-видимому, уже не избежать. Все дело во взаимном недоверии. Прибалты боятся, что россияне по своей злой воле способны их обесточить, россияне же опасаются, что г-жа Грибаускайте или ее преемники пожелают лишить электричества Калининград.

— Что с проектом Калининградской АЭС? Он окончательно мертв?

— Площадка заморожена, никаких работ по проекту не ведется. Впрочем, отказ от него тоже официально не озвучивался. Я так понимаю, идея Калининградской АЭС сохраняется на будущее — на тот теоретический случай, если к власти в Вашингтоне вдруг придут совсем другие люди, которые пожелают нормализовать отношения с Россией. Соответственно напряженность с в регионе Балтики спадет, и мы сможем вести переговоры с соседями о продаже им энергии с АЭС в Калининграде. Хотя пока, конечно, до этого очень и очень далеко.

Что касается энергетической безопасности самой Калининградской области, то два с половиной года назад президент России, находясь в этом регионе, распорядился о строительстве трех тепловых электростанций. Все три достроены, последняя — в марте этого года.

— Проект Висагинской АЭС — он тоже окончательно закрыт? Почему у литовцев не получилось?

— В одиночку Литва этот проект не потянула бы, но Вильнюсу так и не удалось заручиться поддержкой соседних государств. Сложный переговорный процесс с Эстонией, Латвией и Польшей завершился ничем. Сначала мы в России этому удивлялись. А потом посмотрели, как идут переговоры по региональному терминалу сжиженного природного газа, по железнодорожному проекту Rail Baltica, и поняли — это такие нормальные «братство, солидарность и добрососедство» по-прибалтийски.

Разговоры о «прибалтийском единстве» имеют силу ровно до того момента, пока между государствами Балтии не прокатится даже самый маленький грошик. В борьбе за этот грошик конкуренты не чураются самых нечестных приемов.

Владимир ВЕРЕТЕННИКОВ.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.