Санкции против России влияют на выборы в Латвии

Top-bit

До выборов в Сейм Латвии осталось меньше полугода, избирательная кампания постепенно набирает обороты. Эксперты рассматривают несколько сценариев того, какой может быть следующая правящая коалиция.



О вариантах будущей конфигурации правительства Латвии / правящего большинства и о влиянии геополитической обстановки на итоги голосования RuBaltic.Ru рассказал политолог, ассоциированный профессор Латвийского университета Оярс Скудра.

— Г‑н Скудра, на Ваш взгляд, какие политические партии могут пройти в парламент на грядущих выборах в Сейм?

— Точно предугадать это еще нельзя. Всё же до выборов остается пять месяцев, за которые может очень многое произойти. Однако мое предположение заключается в том, что в новом составе парламента у «Согласия» будет самая крупная фракция. Особых конкурентов у них нет. С некоторыми оговорками их конкурентом можно назвать Русский союз Латвии.

Пока сложно сказать, сможет ли последний мобилизовать свой электорат, но я предполагаю, что максимум, на что РСЛ может рассчитывать, — это 4,5%. На мой взгляд, голосование за эту партию будет явно протестным. С одной стороны, это будет четкий протест против политики, проводимой Нилом Ушаковым, а с другой — против реформы образования, связанной с переходом на латышский язык обучения.

Также думаю, что в Сейме будут Союз «зеленых» и крестьян (СЗК), Национальное объединение, «Единство» и Новая консервативная партия (НКП). Остальные партии могут надеяться на чудо при условии, что в сложившейся политической ситуации они сумеют найти такую тему, которую смогут использовать в своих интересах и которая будет очень неудобной для правящих партий.

— Может ли «Согласие» увеличить свою поддержку, ведь на выборах в 2014 году они получили значительно меньше голосов, чем в 2011 году?

— Это зависит только от самого «Согласия». Если мы посмотрим на немецкий парламент, то увидим, что в нём представлена «Альтернатива для Германии», за что госпожа Меркель получила довольно серьезную критику.

Однако, несмотря на это, Меркель уже несколько выборов подряд применяет так называемую стратегию демобилизации, заключающуюся в перехватывании всех проблемных тем у оппозиции и изложении их с политической и финансово-экономической точки зрения своей партии — ХДС.

«Согласие» вполне может попытаться использовать такую стратегию, перехватив темы у Союза «зеленых» и крестьян и «Единства». Правда, пока что я не вижу со стороны «Согласия» каких-то действий, которые указывали бы на такую попытку. На выборах в Риге какие-то элементы такой стратегии присутствовали, но результат выборов в столице показал, что либо эта стратегия не действует, либо ее неумело применяют.

В то же время, думаю, более важный вопрос не сколько они получат голосов, так как ясно, что фракция у них будет, а попадут ли они в правительство. Думаю, что как одну из моделей правительства можно рассмотреть «Согласие» и Союз «зеленых» и крестьян при условии, что в сумме у этих двух партий будет больше 50 мандатов. То есть если СЗК получает минимум 30 мандатов, какую цель поставил лидер их фракции в Сейме господин Бригманис, а у «Согласия» остается примерно как сейчас — немногим больше 20 депутатов.

Да, мы слышали, что Бригманис высказался против такого правительства, однако среди различных групп в СЗК есть и партия «Латвии и Вентспилсу», чей лидер Айварс Лембергс выступает за работу с «Согласием». Правда, следует отметить, что он говорит не об общем правительстве, а о сотрудничестве. На мой взгляд, это может означать, например, что представители «Согласия» получат места парламентских секретарей в некоторых министерствах или какие-нибудь другие должности, но в правительстве их формально не будет.

Однако я думаю, что в своей предвыборной кампании «Согласие» вряд ли пойдет на такой шаг. Более логично для них всё же пытаться овладеть темами, которые транслируют правящие партии, и как-то указывать избирателям на возможную коалицию.

То есть не говорить жестко, что с теми или теми политическими силами они никогда вместе работать не будут, а показывать, с какими партиями они согласны сотрудничать по различным политическим, экономическим, финансовым, социальным и другим вопросам. Это также может быть тактика, связанная со стратегией «демобилизации» избирателей других политических сил, которая может оказаться более успешной, чем ставка на правительство СЗК и «Согласия», если у них на двоих получится завоевать больше 50 мандатов. А такое вполне возможно.

Думаю, что электоральные тенденции не поменяются, и, естественно, в таком случае всё внимание будет уделено СЗК. Им придется назвать возможную модель правительства. Интересно, что в СЗК есть силы, которые не исключают участия в коалиции и Новой консервативной партии. Да, так не думают все, но такой сценарий тоже рассматривается.

Несмотря на многие заявления лидеров НКП относительно Союза «зеленых» и крестьян и их «антиолигархическую» риторику, следует помнить одно важное правило: заявления до выборов и после выборов — это две разные вещи.

Аугустс Бригманис, помнится, говорил, что если без участия НКП не получится создать стабильное правительство, то можно рассмотреть и их участие в коалиции. То есть идея участия Новой консервативной партии теоретически не исключается. Поэтому если всё сложится так, как показывают опросы, когда разрыв между СЗК и остальными латышскими партиями будет чуть ли не в три раза больше, то возможны разные варианты.

— Внешнеполитические факторы могут сыграть какую-то роль в предвыборной борьбе?

— Сейчас предугадать это довольно трудно. Многое будет зависеть от президента США Дональда Трампа. Судя по его действиям, он настроен на заключение сделок с кем только можно, в том числе и с Северной Кореей. В таком случае я не исключаю — хотя на данный момент так не кажется, — что в отношениях между США и Россией может наступить какой-то положительный поворот.

Если же этого не будет, то внешнеполитическая проблематика может сыграть определенную роль для избирателей в том смысле, что, голосуя, они должны будут понимать, на чью сторону им становиться в противостоянии Россия — Запад.

Я считаю, что май будет очень важен во внешнеполитическом отношении, ведь Трамп собирается встречаться в мае или начале июня с Ким Чен Ыном. Кроме этого, в начале июня нас ждет и саммит «большой семерки», а в начале июля — саммит НАТО. Тем самым перед стартом так называемой жаркой фазы предвыборной борьбы, которая начнется в сентябре, азимуты будут определены.

— В таком случае, ожидаете ли Вы, что партийные предпочтения избирателей за оставшееся до выборов время могут измениться?

— Да, они могут поменяться при определенных обстоятельствах. Первый фактор — если в ЕС действительно начнется серьезная дискуссия о реформах Союза. Конечно, реформы могут последовать только после новых выборов в Европарламент в 2019 году, но дискуссия, по всей видимости, начнется раньше. По крайней мере, Ангела Меркель намекала, что до конца июня она вместе с Эммануэлем Макроном планирует выдвинуть новые идеи. В таком случае раскол пойдет по линии между защитниками национального суверенитета и теми, кто выступает за более углубленную интеграцию в Евросоюзе и еврозоне.

Другой фактор — это не оттепель, а дальнейшее ухудшение отношений между Россией и Западом. Конечно, куда уж хуже, но всё возможно. Тогда встанет вопрос о появлении новых санкций и их влиянии на экономические взаимоотношения Латвии и России. Айварс Лембергс явно выступает против санкций, но есть и крупные политики, которые их поддерживают. Поэтому данная дискуссия также может повлиять на выбор латышского избирателя.

Третий аспект зависит от внутреннего экономического положения. Мне представляется, что ликвидация банка ABLV — это, по крайней мере в этом году, последний кризис банковской сферы, а экономическое развитие Латвии будет протекать стабильно при сохранении роста. Однако дискуссия об эффективности или неэффективности налоговой реформы, а также другие вопросы экономики, в том числе в рамках Евросоюза и еврозоны, явно будут на повестке дня, и нельзя исключать, что в этой сфере могут произойти какие-то отрицательные повороты.

В таком случае это явно окажет влияние на выбор избирателей: часть электората, ушедшего от «Единства» к СЗК, вполне может вернуться обратно. На данный момент поддержка Союза «зеленых» и крестьян является не очень стабильной. Она подчинена довольно резким колебаниям, и если итоги экономического развития окажутся хуже, чем прогнозы, то возможны всякие пертурбации. Однако при сохранении нынешних тенденций в экономике, я думаю, СЗК и «Согласие» вместе получат более 50 мандатов, и тогда ситуация после выборов у нас обещает быть эмоционально насыщенной и богатой на закулисные «разборки».

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.