«Согласию» не позволят рулить Латвией, хотя лояльность уже продана

Top-bit

Западные СМИ встревожили своих читателей сообщением, что «на выборах в Латвии победила пророссийская партия». Однако спустя пару дней, разобравшись, агентство деловой информации Блумберг напомнило некоторые факты.



1) Так называемая прорусская партия «Согласие» получила худший результат за долгие годы. На позапрошлых выборах за нее проголосовали 28,4% избирателей, на прошлых 23%, а на нынешних — 19,8%.

2) Звать данную партию «пророссийской» неуместно. Она, во-первых, еще в прошлом году разорвала сотрудничество с «Единой Россией», предпочтя вступление в Европейскую cоцпартию. А во-вторых — постоянно заверяет, что «поддерживает политику ЕС в отношении России». Вместе с санкциями.

От себя добавим: за все время существования «русских» партий ни одна из них ни разу не попала в местное правительство. Причина банальна: национальная идея любой прибалтийской республики по умолчанию включает в себя героическое противостояние Восточному Мордору и его местным агентам влияния. Впрочем, даже если «Согласию», окончательно избавившемуся от печати русскости, удастся просочиться в коалицию — никакой разворот «балтийскому тигру» не грозит. На то существует многоуровневый контроль — местной элиты, НАТО и, наконец, Евросоюза, который в конечном счете кормит всю аборигенную элиту.

На самом деле интереснее тут другое. На последних латвийских выборах пролетели вообще все партии предыдущего парламента: никто из них не набрал, все потеряли примерно половину голосов. Да и явка поставила антирекорд.

Изначально, лет двадцать назад, могучий тогда и единый Запад начал штамповать в Восточной Европе от Эстонии до Грузии политические режимы-близнецы, призванные стать антироссийским санитарным кордоном. Или плацдармом — как получится.

Процесс сборки антироссийских оплотов из постсоциалистических республик был примерно такой:

1) Бешеное спонсирование «титульных» этнических националистов с лозунгами «мы — древняя европейская нация с уникальной культурой, настрадавшаяся от многовекового азиатского гнета московской тирании».

2) Проталкивание во власть (где можно — через выборы, где не вышло — через майданы) специально обученных варягов, обещающих «бороться с коррупцией и московским влиянием».

3) Немедленное обустройство в покоренной республике двух главных институтов: службы по Борьбе с Коррупцией и института Национальной Памяти. Борцы с Коррупцией, контролируемые напрямую извне, тут же приступали к репрессиям против местных олигархов, подозреваемых в непослушании Западу. Институт Национальной Памяти зачищал публичное пространство, вводя обязательные ритуалы плача по Жертвам России и почитания Героических Борцов с Россией-СССР-Россией.

4) Вступление в максимально необратимую форму интеграции с ЕС и НАТО.

Те, кто попал в первую волну данной «вестернизации Восточной Европы», в итоге получили больше всех бонусов и меньше всех требований. Какая-нибудь Польша ежегодно потребляет по 17 миллиардов долларов евроденег просто так — и при этом отказывается принимать мигрантов. Венгрия, получающая из еврофондов тоже по первому разряду, позволяет себе вести самостоятельную экономическую политику и даже подкалывает Старый ЕС на тему «запрещаете сотрудничать с Россией, а сами активно с ней торгуете».

Те, кто попал в последнюю очередь, — получили, наоборот, кучу требований и минимум бонусов. Их, образно говоря, Запад не взял даже в последний вагон, велев догонять сзади на дрезине: см. Украину или Молдову с их «евроассоциациями».

Прибалты в этой табели о рангах были где-то посередине, на одном уровне с условной Болгарией. То есть никакого суверенитета им, конечно, не оставили и трудоспособного населения, конечно, высосали сколько могли — но на финансирование, пусть и скромное, все же подсадили.

Сколько существует этот расклад — столько существует и проект «еврорусских». То есть русскоязычных деятелей, пытающихся продать себя Западу как Правильных Русских, готовых вместе с Брюсселем в одном строю противостоять ядовитой кремлевской пропаганде и азиатчине. Но Запад данный актив не покупает — у него эмигрантов, готовых за недорого биться с Путиным, и так сотни тысяч.

На сегодня второсортные «антироссии» оказались зафиксированы в грустной позе. С одной стороны — дернуться в сторону сотрудничества с Мордором их элиты не могут. За такое их просто снесут — уголовное дело о коррупции, майдан, суд, конфискация имущества, потеря всего. С другой стороны, все отчетливее маячит концептуальный апокалипсис: население удирает, стареет и вымирает, внутренние резервы для экономического рывка отсутствуют, а на внешние вливания у западных спонсоров самих денег нет. С третьей стороны — эти самые западные спонсоры довольно жестко пресекают попытки местных заработать мимо папы: порка, устроенная недавно «отмывочным» прибалтийским банкам по распоряжению Вашингтона, это показала весьма ярко.

В итоге налицо парадокс. В нынешней ситуации, когда Германия, строго-настрого запретившая некогда Болгарии «Южный поток», ударно строит себе уже второй «Северный», а не сумевшая (хоть и очень старавшаяся) впрыгнуть в последний вагон на Запад Молдавия, пожав плечами, развивает отношения с Россией — те, кто был у Запада отличниками «натовского и европейского прогресса», оказываются просто отключены от будущего. Ведь их лояльность уже продана и перешла в полную собственность белых господ — а больше торговать нечем.

Это не значит, разумеется, что завтра, через полгода или в абстрактном 2022-м балтийские, балканские или еще какие-нибудь постсоциалистические тигры возьмут и прекратят свое существование. Этого не произойдет, потому что никому не нужно. Как доказано республикой Косово, в XXI веке для существования государства вообще не нужно ни экономики, ни населения. Если в государстве есть МИД с правильной позицией и база НАТО — о коллапсе собственно страны-отличника никто даже не узнает.

Виктор Мараховский

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.