Угрозы и издевательства: Латвия воюет с инакомыслием

Top-bit

Рижский окружной суд 10 мая поместил под стражу защитника русских школ в Латвии Владимира Линдермана, которого двумя днями ранее задержали по уголовному делу о преступлении против государства.



Дело Линдермана стало вторым резонансным случаем за последние недели: ранее в тюрьму на два месяца угодил правозащитник и общественный деятель Александр Гапоненко. О том, почему активизировалась Полиция безопасности и чего добиваются латвийские власти, RuBaltic.Ru рассказал финский обществовед, публицист, правозащитник Йохан Бекман:

— Господин Бекман, Полиция безопасности Латвии арестовала Александра Гапоненко и Владимира Линдермана, возбуждено уголовное дело против лидера Русского союза Латвии Татьяны Жданок. Продолжается расследование в отношении журналиста Юрия Алексеева. Вы наверняка хорошо осведомлены об этих событиях. С чем они связаны?

— Понятно, что правоохранители активизировались не просто так. Латвийские власти получили приказ или сигнал. А получить такой приказ или сигнал они могли только из Вашингтона. Всё это связано с антироссийской политикой США и НАТО. И те люди, которые сегодня стали объектами политических преследований (Гапоненко, Жданок, Линдерман), являются защитниками русского языка, русских школ, русского населения Латвии. Поэтому следовало бы спросить у представителей США, почему они себя так ведут. Я думаю, что их цель — провести показательные процессы для запугивания других людей.

Кстати, я заметил, что в деле Татьяны Жданок есть черты психологических издевательств. Ее предлагали допрашивать 8 мая, затем 9 мая, хотя в Полиции безопасности прекрасно знают, что для Татьяны Жданок 9 мая — это очень важный день. Это просто попытка поиздеваться над человеком.

Ситуация с Гапоненко еще более серьезная. Он уже долго находится в тюрьме. Не исключено, что американцы думают, будто против них в Латвии действительно существует какой-то заговор. И посредством допросов они хотят выведать планы этого сговора, выйти на других подозреваемых. Надо понимать, что мышление представителей Госдепа и американских спецслужб очень параноидальное. Везде им мерещится «русская угроза».

Сегодня именно в Латвии мы наблюдаем нападения на людей и политические преследования, но в Прибалтике и других странах такая политика проводится давно. Она особенно сильна в «новых» странах-членах НАТО, а в странах, которые являются нейтральными (к примеру, Финляндии и Швеции), этот процесс какой-то вялый.

Сегодня надо наблюдать за координацией политических репрессий в разных странах, чтобы понять, является ли это явление чисто латвийским. Или оно имеет некие общеевропейские, общенатовские черты? Я полагаю, что имеет. Во всех странах Запада сегодня идет «охота на ведьм» — преследование людей, которые каким-то образом связаны с Россией или даже относятся к ней нейтрально. Расследования связей президента США Дональда Трампа с русскими — самый наглядный пример. Мы имеем дело с чистейшим маккартизмом. Это общезападное явление, но оно имеет вариации в разных странах. Одна из таких вариаций — сегодняшняя ситуация в Латвии. Конечно, она очень опасна: это прямое нарушение прав человека.

— Вы сказали, что в Финляндии подобный процесс тоже идет, но он вялый. Можете предположить, с чем это связано?

— Уже есть специальные ведомства и цензоры, которые призваны отделить «нежелательные» материалы от «желательных». И тех людей, которые связаны с «нежелательными» материалами, цензоры преследуют. Такие структуры существуют в рамках Евросоюза и военного блока НАТО. Но Финляндия не является членом военного блока Альянса. И у американцев нет подобных инструментов, пока натовская инфраструктура не находится на территории Финляндии. Они в этом заинтересованы, но надо понимать, что абсолютное большинство финнов против членства нашей страны в НАТО (в средствах массовой информации организована целая кампания с целью изменить общественное мнение). Поэтому я и говорю, что процесс вялый.

Хотя американцы всё время готовятся. В Финляндии уже создан некий Европейский центр по противодействию гибридным угрозам, который имеет уголовно-правовой иммунитет и может заниматься, по сути, чем угодно.

Аналогичные структуры существуют в Таллине, Риге, Вильнюсе. Это натовские разведывательные центры, созданные с целью влиять на политику других стран. То, что происходит в Латвии, никого отношения к криминалу не имеет — это борьба с инакомыслием. Тем самым США и НАТО создают в Латвии диссидентское движение, поскольку задержанные люди превращаются в настоящих диссидентов.

— Из новостей мы узнаём о задержаниях известных персон, и исходя из вашей логики именно на них обращено внимание Полиции безопасности. А как насчет обычных людей? Им угрожает опасность?

— Угрожает. Дело в том, что о делах Гапоненко и Линдермана мы знаем потому, что они сами хотят нам об этом сообщить. Но в странах Балтии есть много людей, которых арестовывают и допрашивают, но которые не желают об этом распространяться: не хотят потерять работу или, возможно, считают, что публичность отрицательно скажется на ходе расследования. Причины могут быть разные. Усиление политических репрессий затрагивает не только публичные фигуры.

— Чего конкретно добиваются латвийские власти? Они реально намерены упечь за решетку людей, о которых мы говорим?

— Я думаю, пока что они сами ничего не знают. Они следят за развитием ситуации, за реакцией России, реакцией прессы, реакцией правозащитников. И, разумеется, за реакцией самих задержанных.

В отношении тех, кто уже угодил за решетку (Гапоненко и Линдермана), уже наверняка применяются жестокие меры давления. Повторюсь о параноидальном мышлении: американцы действительно верят в заговоры, угрозу оккупации, «зеленых человечков» и т. д.

Из арестованных людей выбивают подтверждения всевозможных версий. Вскоре станет ясно, что это паранойя, и людей должны отпустить. Хотя не могу утверждать наверняка. Есть ведь пример поляка Матеуша Пискорского: тот уже два года сидит в тюрьме и ему до сих пор не предъявлено обвинение.

— Должна ли Россия жестче реагировать на подобные прецеденты? Есть ли у нее возможность помочь задержанным?

— Это вопрос скорее не ко мне, а к российским властям. Я знаю, что Россия действует в рамках международных конвенций и международных принципов дипломатии. И у нее, конечно, есть право реагировать на ситуацию. Я уверен, что российские дипломаты внимательно следят за развитием событий.

Но я напомню еще раз: такая практика преследований в Прибалтике существует давно. И жертвами политических репрессий там в действительности являются сотни тысяч людей: они лишены гражданства и всех политических прав, в том числе права на голос. Это настоящая система апартеида.

Что с этим делать? Нужно внимательно проанализировать исторические прецеденты. Политика апартеида существовала в Южной Африке — в принципе такая же система. Побороть ее помогло международное давление — международный бойкот Южной Африки. Но в случае Прибалтики сложилась ситуация, когда западные страны вообще не обращают внимания на эту проблему. Например, я уверен, что большинство членов Европарламента не знают о сотнях тысяч людей в Прибалтике, которые не имеют гражданства.

Хотя они должны знать. В рамках этой проблематики нужно развивать пропаганду в виде брошюр, семинаров, документальных фильмов. Большую роль играют также художественные фильмы.

— Недавно в Литве задержали на семь дней блогера Симонаса Загурскиса. Задержанные в Латвии тоже фигуры публичные. Складывается впечатление, что людей просто заставляют замолчать.

— Да, когда человек изолирован, он не может поддерживать связь с внешним миром. Но в случае с арестами Гапоненко и Линдермана поднялся еще больший шум. Так что нужно понять, зачем это было нужно. Мне кажется, что их действительно арестовали для проверки своих версий о сговоре. Хотя цель запугивания населения тоже не исчезла.

Латвия сейчас развивает свои инструменты политических репрессий, перенимает опыт нацистской Германии, которая в этом деле особенно преуспела.

— Юрий Алексеев говорил о стремлении Запада спровоцировать конфликт в Прибалтике («поджечь российскую границу с западной стороны»). Вам не кажется, что резонансные задержания в Латвии могут быть связаны с этим? Ваши слова о диссидентском движении подтверждают, что обстановка накаляется…

— В случае с Гапоненко я сомневаюсь, что люди, которые осуществляют эту операцию, строили далеко идущие планы. Сейчас они способны обуздать общественное негодование: могут выпустить Гапоненко и Линдермана — могут еще подержать. Это поиски эффективного инструмента контроля над настроениями в стране. Психологическая операция, и ее «мозги», несомненно, находятся в США. Но я не отрицаю, что это может быть связано с планами американцев устроить в будущем какие-либо провокации в Прибалтике, а сейчас они готовят для этого почву.

Нужно обратить внимание, что акции против Жданок и Линдермана произошли накануне 9 мая. Это доказывает: латвийские власти боятся русских настроений в День Победы.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.