Жертвы толерантных игр Европы: о мигрантах, детях и российской оппозиции в ЕС

Top-bit

class=»b-article__lead»>

«Тогда многие не обратили внимание на смену акцентов: женщина просила президента не помочь найти работу совершенно здоровому и полному сил молодому человеку, а получать пособие»

РИГА, 16 авг — Sputnik, Евгений Лешковский. «На дым долго никто не обращал внимания, пока не стало трудно дышать и видеть», — говорит Елена Кондратьева-Сальгеро, главный редактор парижского литературного альманаха «Глаголъ». Она приехала в Ригу по приглашению клуба «Культурная линия», чтобы встретиться с теми, кому интересна жизнь русской диаспоры в Евросоюзе.

Кондратьева-Сальгеро родилась в Москве, где окончила Московский институт иностранных языков имени Мориса Тореза. В 1989 вышла замуж и уехала во Францию, где уже оттачивала свой талант публициста. Ее основные темы: христианская цивилизация и ее последовательное уничтожение в современном европейском мире; перегибы в европейской политкорректности и проблемы с введением цензуры.

Журналист и публицист Елена Кондратьева-Сальгеро рассказала о ситуации в Европе с беженцами, о воспитании малышей в детских садах и цене российской оппозиции в интервью Sputnik Латвия.


©
Sputnik / Sergey Melkonov Елена Кондратьева-Сальгеро, главный редактор парижского альманаха «ГлаголЪ»

Ядовитые плоды толерантности

«Много лет прожила непосредственно в Париже, причем в самых фешенебельных округах: там даже теперь можно пройти по улицам и почувствовать себя, скажем, в середине 1950-х годов, когда город был еще чистым во всех отношениях. Это было как раз, когда я только открывала для себя Францию. Хотя уже тогда началось проникновение людей, скажем так, далеких от европейской культуры», — вспоминает Кондратьева-Сальгеро.

По ее словам, началось все при президенте Валери Жискар д’Эстене, который и разрешил семейное переселение: вначале во Францию переезжали из арабского мира мужья – рабочие, а потом перетаскивали за собой огромные семьи.


©
Sputnik / Sergey Melkonov «У меня есть мечта»: Ринкевичс грезит о толерантной Латвии»В то время еще социальные кассы Франции не были пустыми, но и тогда уже звучали голоса, предупреждая власти: что вы делаете! И мы видели, как Париж меняется, как все больше ядовитых плодов приносит политика так называемой толерантности», — рассказывает публицист.

Швеция, кстати, начинала такую политику первая, и теперь там проблемы еще глубже, чем во Франции. Кондратьева-Сальгеро искренне удивляется, что в некоторых российских либеральных изданиях встречает статьи, где говорится о так называемом шведском положительном опыте. По ее словам, такие статьи пишут либеральные журналисты, которым очень неплохо платят, но которые сами не жили долго ни в Швеции, ни во Франции.

«Этот «шведский опыт» дал самой Швеции уже третье поколение людей, вообще никогда не работавших и не собирающихся, а живущих на пособия. А во Франции первая ласточка была, когда во время общения президента Жака Ширака с народом на улице к нему подошла женщина и попросила его помочь ее восемнадцатилетнему сыну получить пособие. Тогда многие не обратили внимание на смену акцентов: женщина просила президента не помочь найти работу совершенно здоровому и полному сил молодому человеку, а — получать пособие», — подчеркивает Кондратьева-Сальгеро.

Русский мигрант Франции всегда ближе араба

Зато теперь все чаще и громче во французской прессе пишут, обращаясь к политикам, «вы продолжаете в среде мигрантов откармливать все новые и новые поколения абсолютных бездельников». Во Франции теперь треть населения полноценно работающие люди, и они, по словам Елены, никогда не смогут выкормить остальных.

«К приезжим из той же Восточной Европы коренные французы относятся очень терпимо. Люди, уважающие принципы и основы европейской культуры, во Франции вызывают отторжение только у либеральных экстремистов. Последним хочется доказать, что все равны – и честно работающий латыш, и неграмотный арабский мигрант, не знающий ни английского, ни французского и прямо приводящий в жизнь план по агрессивной исламизации Европы», — рассказывает гостья Риги.

Но разница между первыми и вторыми мигрантами есть и чувствительна. По словам Елены, вы не сможете жить в кварталах и домах, полностью заселенных мигрантами из тех же арабских стран. Было много опыта у разных либеральных журналистов, которые пытались доказать плюсы миграционной политики и селились в таких домах.

Одна оппозиционерка поселилась в «трудном квартале», прожила там несколько месяцев и сбежала, когда в очередной раз, может, в десятый, к ней ночью влезли в квартиру, забрали какие-то вещи и вычистили холодильник. Стоит сказать, что такие ограбления совершают дети, которых полиция и пальцем не может тронуть. Детишки и их родители это прекрасно знают и делают что хотят.

«Мамин муж — женщина» и другие детские книжки

«Но вы вряд ли сможете прочесть о таких вещах в центральной французской прессе. Равно как не прочтете о пропаганде гомосексуализма, захлестнувшей Европу. Но сами французы видят, что тенденции ужасные. Один модный француз пожелал сменить пол, другой — вживить себе хвост или крылья, переделать глаза в драконьи. Сейчас такая свобода уже приводит к ментальной деформации, а чаще просто к сумасшествию», — убеждена публицист.

Sputnik / Oksana DzadanЛатышская ментальность для русских детей: Куртка-дура, «чек и косяк»По всей Франции, в школах и детских садах, в зависимости от педагогов, которые там работают, распространяются книги с весьма недвусмысленными, четко соответствующими содержанию названиями вроде «Мамин муж — женщина», «Папа носит платье», «Танго с двумя папами», «Свадьба двух принцесс».

«У меня самой был конфликт с директрисой одного детсада, которая во всю рекламировала книжку, где, пардон, кто-то облегчился на голову мышке и та потом на протяжении двадцати страниц разыскивала по запаху, кто же это сделал. Директриса была крайне недовольна моим выступлением против такой гадости в детсаде, считала, что книжка развивающая и малыши не должны бояться даже так познавать мир. Но с некоторых пор во Франции уже начались родительские бунты — в разных школах, где учителя откровенно переформатируют детей», — рассказала Кондратьева-Сальгеро.

Истинная цена российской оппозиции

Поделилась публицист и своими наблюдениями касательно российской оппозиции, которые приезжают в Европу, и о тенденциях развития антироссийской риторики в ЕС.

«Представители так называемой российской оппозиции приезжают к нам в Европу и начинают нам же рассказывать, насколько прекрасные все европейские свободы — и миграционная политика, и половое воспитание с детского сада. Об этом рассказывают в центральных политкорректных СМИ», — пояснила Елена.

Она отмечает, что эти оппозиционеры варятся в собственном соку, читают свое, рассказывают одни и те же истории. Что делается за пределами их мирка они знать не желают, поскольку им это неприятно, их это беспокоит и мешает им свободно наслаждаться «собственным благородством», верой в свою информированность, а еще в то, как они «меняют мир».


©
Sputnik / Sergey Melkonov Почему российская оппозиция не замечает бревно в латвийском глазуНо зато по поводу французского взгляда на русскую действительность и антироссийской риторики у Елены окончательно складывается впечатление, что европейский обыватель умнеет не по дням, а по часам. И это происходит именно оттого, что ему транслируют настолько незамутненный бред, что даже самые безразличные ко всему, кроме собственного угла и кормушки, начинают подозревать, за каких абсолютных идиотов их держат родные информаторы.

«Хотя то, что сейчас возможно в российских СМИ, даже в официальных, где звучат самые разные мнения и прямо выступают люди с кардинально противоположными взглядами, во французской прессе и на телевидении совершенно исключено. Но все у большего числа людей открываются глаза. Люди видят, что такого количества продажных политиков, как среди либералов, нет ни в одной среде. И защитники политкорректности понимают, что европейской сказочке конец. Другое дело — сколько эта вся толерантная игра еще будет длиться, и сколько еще потребуется жертв на заклание. Но хорошо уже то, что в Европе об этой проблеме хотя бы говорить начинают», — убеждена Елена.

«Глаголъ»

Париж с начала XX века был культурным центром русской эмиграции. А альманах «Глаголъ», главным редактором которого является Кондратьева-Сальгеро, до сих пор остается столпом русской периодики во Франции.


©
Sputnik / Sergey Melkonov Лучшие латвийские журналисты удостоились награды «Янтарное перо»Ежегодный альманах создается во Франции, а издается в Петербурге тиражом 500 экземпляров, которые распространяются по подписке, в частности, по библиотекам и факультетам славистики вузов разных стран.

«Журнал открыт для всех, главное, чтобы был качественный текст: интервью, мемуары, публицистика, рассказы, эссе, стихотворения. И авторы у нас самые разные. Например, в одном из номеров публиковался Евгений Евтушенко. Присылают свои тексты и совершенно бесплатно! Владимир Мамонтов — российский журналист, отец Андрей Ткачев, писатель Андрей Балабуха, Андрей Карапетян — один из любимых учеников братьев Стругацких, Анна Малышева — автор детективов», — рассказала главред журнала о том, как французское периодическое издание объединило русскоязычных авторов почти со всех континентов.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.