Как в Европе защищают государственный язык и языки нацменьшинств

Top-bit

class=»b-article__lead»>

Украина готовит новый закон о государственном языке, но о языках нацменьшинств в нем ни слова

РИГА, 4 мар — Sputnik. Бывший председатель консультативного комитета Рамочной конвенции Совета Европы по защите прав нацменьшинств Франческо Палермо рассказал о методах решения языкового вопроса в законодательстве европейских стран в интервью DW.

Обязанность знать и право использовать

Большинство стран Западной Европы не имеют закона об официальном или государственном языке или имеют лишь некоторые положения в определенных законах. Например, в законах, регулирующих использование языков национальных меньшинств, упоминается официальный язык страны, без определения особенностей его функционирования.


©
AFP 2019 / Justin TallisЯзык в осаде: как в нидерландских вузах защищаются от английского

Так, в статье 8 Конституции Австрии говорится, что немецкий язык является официальным языком государства, и больше ничего. В 2010 году в Конституцию Нидерландов добавили статью, которая устанавливает, что иммигранты должны выучить нидерландский язык, однако до того в этой стране не существовало никаких нормативно-правовых актов по государственному языку.

В статье 3 Конституции Испании говорится, что испанский — официальный язык и каждый гражданин «имеет обязанность знать и право использовать его». В Италии единственное упоминание о государственном языке содержится в уставе автономии Южного Тироля, в котором подтверждается, что немецкий язык является также официальным в этом регионе. Кроме того, в кодексах гражданского и уголовного судопроизводства существуют специальные положения об использовании других языков, кроме итальянского.

Положения о государственном языке, по словам Палермо, существуют только в законодательствах тех стран, где в языковой сфере имеются определенные проблемы, есть соответствующие положения — преимущественно в странах Центральной и Восточной Европы.

В Европе существует и практика принятия двух отдельных законов: об официальном языке и о языке национальных меньшинств. К примеру, такие законы приняты в Венгрии.

Такая практика даже поощряется, например, Организацией безопасности и сотрудничества в Европе (ОБСЕ). Однако в реальной жизни между этими двумя законами могут возникнуть несоответствия, порождающие определенные трудности в их толковании: имеют ли нормы закона, принятого позже, высшую юридическую силу? Является ли закон о нацменьшинствах особым и, соответственно, превалирует над законом о государственном языке?

Стимулы и поощрения

На прошлой неделе Верховная рада Украины начала рассмотрение во втором чтении закона «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного». Он должен заменить резонансный закон «Об основах государственной языковой политики» от 2012 года, который признавал украинский язык государственным, однако фактически утверждал официальное двуязычие в регионах, где численность представителей национальных меньшинств превышает 10 процентов.


©
AP Photo / Bela SzandelszkyВенгрия продолжает критиковать языковую политику Украины

Новый законопроект регулирует функционирование украинского языка как государственного во всех сферах общественной жизни, но о правах языков нацменьшинств в нем не упоминается.

Законопроект о государственном языке Украины предусматривает наказание за нарушение его норм от штрафа до тюремного заключения. Является ли такая практика обычной для языкового законодательства других стран?

Отвечая на этот вопрос, Франческо Палермо подмечает: «Я знаю несколько прецедентов, когда закон о государственном языке предусматривает санкции за несоблюдение его норм. Это случаи Латвии, Словакии, Таджикистана. Однако ни в одном из них не говорится о тюремном заключении. Международные организации неизменно считают эту практику отличной от международных стандартов».

В частности, Консультативный комитет Рамочной конвенции Совета Европы по защите нацменьшинств и Верховный комиссар ОБСЕ по делам национальных меньшинств отмечают, что, хотя государство имеет право усиливать защиту официального языка как средства содействия национальной идентичности, но это не может делаться за счет языков меньшинств. Кроме того, подобные санкции не соответствуют нормам международного права.

Продвижение языка должно осуществляться только с помощью стимулов и поощрений.

Украинская власть не посылала текст законопроекта о государственном языке в Венецианскую комиссию. Однако, по словам Палермо, она не обязана это делать: комиссия не является органом мониторинга, и страны обращаются к ней на добровольных началах, в поисках объективной правовой оценки.

Однако, несмотря на отсутствие обязательств перед Венецианской комиссией и на то, что текст может быть направлен ей позже, все-таки за экспертным заключением следует обращаться как можно раньше. Это впоследствии поможет избежать замечаний со стороны международного сообщества, которые с высокой вероятностью возникнут по поводу такой горячей темы, как закон о языке.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.