The Guardian: как победить смертельную болезнь бедняков

Top-bit

class=»b-article__lead»>

Сейчас туберкулез убивает больше людей, чем СПИД и малярия, вместе взятые

РИГА, 27 сен — Sputnik. Сегодня в ООН главы правительств и министры здравоохранения обсудят методы борьбы с самой смертоносной болезнью, известной человечеству, пишет The Guardian.

Представьте, что Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила о том, что в следующем году 1,6 млн человек погибнут от новой инфекционной болезни, передающейся воздушно-капельным путем. Вакцины не существует, лечение занимает много времени, а также существует серьезный риск развития штаммов болезни, устойчивых к лекарствам. Конечно, лидеры всех стран мира начали бы немедленно действовать.

Это не выдумка, а описание болезни, такой же древней, как само человечество,- туберкулеза.

Латвия заняла третье место в ЕС по уровню смертности от туберкулеза

В XIX веке чахотка была главной причиной смерти в западном мире. Улучшение условий жизни и изобретение антибиотиков в 1928 году изменило ситуацию. Мир решил, что туберкулез побежден. Однако болезнь никогда не была уничтожена, и в 1980-е годы, на волне эпидемии СПИД, вернулась снова. Туберкулез — одна из основных причин смерти людей, больных СПИД.

В 1993 году туберкулез был объявлен «чрезвычайной ситуацией в области здравоохранения». С тех пор от него умерли 50 млн человек. Сейчас туберкулез убивает больше людей, чем СПИД и малярия, вместе взятые: это самая смертоносная инфекционная болезнь в мире.

Почему же мировые лидеры не бьют тревогу? Потому что туберкулез — болезнь бедняков.

Ни один новый метод лечения туберкулеза не был одобрен более чем за сорок лет. Туберкулез все еще лечат антибиотиками, которые надо принимать несколько месяцев, а разработку вакцины почти не финансируют. В целях устойчивого развития, которые мировые лидеры приняли четыре года назад, записано обязательство победить СПИД, малярию и туберкулез к 2030 году, однако такими темпами туберкулез не будет побежден и к концу века.


©
pixabayВ Латвии растет и заболеваемость ВИЧ, и число умерших от СПИДа

Созданный для борьбы со СПИДом, малярией и туберкулезом Глобальный фонд предоставляет две трети международного финансирования борьбы с этой болезнью, однако доля трат на туберкулез из всех средств фонда непропорционально низка. Врачи знают, как лечить туберкулез, — мы просто отказываемся платить за лечение. Это не медицинская проблема, это позорный политический провал.

Сегодня ООН созывает первое совещание высокого уровня по туберкулезу, на котором будут присутствовать главы правительств. В черновике заявления по итогам совещания говорится о необходимости немедленных общих действий и подтверждается решимость победить туберкулез к 2030 году.

Начать действовать прямо сейчас необходимо по трем причинам. Прежде всего, это позор, что в течение следующих 15 лет 30 млн человек напрасно умрут от болезни, которая легко и дешево излечима уже более полувека. На фоне прогресса в борьбе со СПИДом и малярией провал борьбы с туберкулезом слишком заметен.

Вторая причина действовать — экономическая. Миллионы больных людей — препятствие для развития беднейших стран мира. Если к 2030 году туберкулез не будет побежден, это обойдется глобальной экономике в триллион долларов. Лечение от туберкулеза — одно из самых экономически эффективных, и небольшие инвестиции в борьбу с болезнью могут в дальнейшем сэкономить миллиарды долларов.


©
Flickr/ Simon DС первого октября снизятся цены на 83 компенсируемых лекарстваТретья причина — безопасность. Одна треть всех смертей связана с туберкулезом, устойчивым к лекарствам. Как говорится в заявлении ООН, и если мы не будем с этим бороться, то в этом бездействии «вызывают тревогу риски для здоровья индивидуумов и обществ». Только четверть случаев туберкулеза, устойчивого к лекарствам, диагностируется. Уже огромные экономические потери покажутся незначительными в случае угрозы эпидемии этого штамма.

В декларации ООН написаны правильные вещи: надо направлять больше ресурсов на борьбу с туберкулезом, улучшать систему здравоохранения и финансировать исследования. Также в ней содержится обещание улучшить доступ к диагностике, чтобы как минимум 40 млн человек были диагностированы и получили лечение к 2022 году. Сейчас один из трех больных — и 71% людей с туберкулезом, устойчивым к лекарствам, — «невидим» для системы здравоохранения.

Если этих целей удастся добиться, то эпидемии будет положен конец. Но удастся ли?


©
Sputnik / Сергей ПятаковЦентр редких болезней в Риге: реальная помощь или откуп государства

Таких амбициозных целей можно достичь, если только каждая страна будет делать свой вклад. Однако нет способа заставить мировых лидеров отвечать за свои слова, кроме разве что с помощью ВОЗ, а если бы она была эффективна, то мы не оказались бы в этой ситуации.

Всего два года назад политики просто не замечали туберкулез. С тех пор его обсуждали на саммитах G7 и G20, а также на саммите министров здравоохранения в Москве в прошлом году. В начале этого года премьер-министр Индии Нарендра Моди рассказал об амбициозном плане борьбы с туберкулезом в стране. Встреча в ООН может стать поворотным пунктом.

На встречу приедут тридцать глав правительств, однако многие страны пришлют только министра. Особенно плохо будет представлена Европа. Конечно, у мировых лидеров много других проблем, однако болезнь, которая убивает более 4 тысяч человек в день, не стоит игнорировать.

Однако главный вопрос в том, что правительства сделают после того, как высохнут чернила на декларации. Как показало объявление туберкулеза «чрезвычайной ситуацией в области здравоохранения» четверть века назад, одних слов недостаточно.

 

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.